Британец Фил Симмонс, отвечавший последние 10 лет за внешность внедорожников и кроссоверов Land Rover, перешел на работу в Haval. Времени на раскачку новому директору по дизайну китайцы не дали: уже в конце августа китайский бренд должен представит на Московском автосалоне концепт-кар, который 2019 году встанет на конвейер завода Haval в Тульской области!

Пока Фил Симмонс, считающий себя перфекционистом, корпел над дизайном Ленд Роверов, китайские автопроизводители стремительно учились стилю и вкусу, нанимая успешных дизайнеров со всего света и скупая целые кузовные ателье. Так, на компанию Great Wall Motor, которой принадлежит бренд Haval, уже успел поработать бельгиец Пьер Леклерк. Именно он развернул корпоративный стиль от «грейтволовского» Hover в сторону H6 Coupe. Затем появилось второе поколение H6 и вершина «китайского» творчества Леклерка – линейка люксовых кроссоверов Wey, названных в честь основателя Great Wall Вэя Цзяньцзюня. Работы Леклерка так впечатлили китайцев, что уже сами стали объектом для подражания со стороны конкурентов, например, Yema. Однако осенью прошлого года Леклерк ушел на работу в Kia, и марке Haval, чтобы сохранить и упрочить лидерство, потребовался новый директору по дизайну – им стал Фил Симмонс.

Фил Симмонс

Выбор, прямо скажем, блестящий: внедорожники Land Rover сегодня имеют все то, за что состоятельные китайские автолюбители готовы платить любые деньги – четко визуализированные аристократизм, породу и роскошь. Симмонс курировал разработку актуальных моделей Range Rover, Range Rover Sport, Range Rover Velar, Range Rover Evoque, Land Rover Discovery и Land Rover Discovery Sport. Кроссовер Velar стал, очевидно, его наивысшим достижением, вау-эффект от которого сложно переоценить –глянцевые журналы поют ему дифирамбы, а весной Velar даже получил премию World Car Awards в номинации «Лучший автомобильный дизайн года».

Фил Симмонс изучал транспортный дизайн в Университете Ковентри и начал свою карьеру именно в фирме Land Rover, когда та еще принадлежала BMW. Он участвовал в разработке экстерьера внедорожника Range Rover третьего поколения. Также Симмонс приложил руку к интерьеру хэтчбека Mini первого поколения (имеется ввиду первого после вхождения Mini в состав BMW Group). Затем, когда Land Rover перешел под крыло концерна Ford, Симмонс работал над соплатформенными седанами Ford Fusion, Mercury Milan, Lincoln MKZ, а также над хэтчбеком Ford Fiesta шестого поколения. В конце 2007 года Симмонс вернулся в Land Rover, и с тех пор трудился там под началом шеф-дизайнера Джерри МакГоверна.

Haval H6 Red Label

Новое назначение для Симмонса, безусловно, повышение и вызов: необходимо удержаться от соблазна придать китайским автомобилям черты Ленд Роверов, ведь именно этого от него будут ждать многие потребители! Марка Landwind, например, бессовестно скопировала дизайн кроссовера Range Rover Evoque, а Changan – внедорожника Discovery, и никто их за это не наказал, хотя юристы JLR предприняли ни одну атаку. Официально Haval, впрочем, будет искать с помощью Симмонса свое лицо, которое должно стать привлекательным за пределами Китая. Китайская марка уже имеет крепкие позиции в Австралии, Африке и Южной Америке, но это все, так сказать, периферия мирового автопрома, не могущая удовлетворить экспортные амбиции менеджеров Haval – им очень хочется закрепиться в США и Европе, а для этого дизайн должен быть совершенно безупречным и сногсшибательным.

Российский рынок тоже в числе приоритетных: в конце августа Фил Симмонс, как сообщает пресс-служба «Хавейл Мотор Рус», представит на Московском автосалоне некий концепт нового среднеразмерного кроссовера, который превратится в серийную машину уже в первом квартале 2019 года и пропишется на заводе Haval в Тульской области. Понятно, что за месяц подготовить с нуля концепт не может ни один дизайнер, даже такой талантливый как Фил Симмонс, а уж если речь идет о фактически серийной машине, то ее дизайн должны были утвердить еще в прошлом году – таковы инженерно-конструкторские реалии. В лучшем случае Симмонс внесет в уже готовый концепт несколько авторских непринципиальных штрихов, а действительно новый Haval, созданный под его началом, мы вряд ли увидим раньше, чем через два года. И он наверняка будет гораздо интереснее, чем подготовленная для России премьера.

Источник