Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Зачем нужен долгосрочный прогноз?

Долгосрочный прогноз составляется Министерством экономического развития по требованию закона о стратегическом планировании. Он разрабатывается каждые шесть лет на 18-летний период.

«Такого рода долгосрочное прогнозирование необходимо как минимум по двум причинам. Во-первых, потому что это расширяет наши горизонты планирования, расширяет возможности учета наших представлений о будущем, для того чтобы планировать среднесрочные и более длительные показатели развития страны. И во-вторых, я думаю, в 2036 году будет интересно посмотреть, что мы думали о будущем в 2018 году», — сказал премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительства 22 ноября.

«Невозможно точно предсказать, где мы будем находиться в 2036 году. Но посмотреть на основные тренды, к каким структурным изменениям они будут приводить, чтобы заранее, уже сейчас, реагировать на эти изменения с точки зрения социально-экономической политики, — это самое важное в этом процессе», — сказал министр экономического развития Максим Орешкин.

Каковы базовые параметры?

Минэкономразвития и правительство пока не публиковали разработанный документ, но Орешкин в четверг назвал основные параметры прогноза.

  • Цены на нефть: примерно $40 за баррель в ценах 2016 года

«По нашим оценкам, к 2025–2030 годам цены будут находиться на уровне примерно $50 за баррель и дальше сохранятся на этом уровне — в реальном выражении (это означает, что в номинальном выражении цена нефти после 2030 года будет расти на долларовую инфляцию, то есть примерно на $1 за баррель. — РБК). Мы ожидаем довольно серьезного снижения и довольно низкого уровня цен на основные сырьевые товары в долгосрочной перспективе», — сказал министр.

Прогноз Минэкономразвития по нефти сходится с консервативным прогнозом Минфина — последний в своей бюджетной политике исходит из долгосрочной равновесной оценки нефти в $40 за баррель в постоянных ценах. По словам Орешкина, заложенный уровень «соответствует долгосрочным, многолетним (за несколько десятилетий <…> даже <…> за сто лет) ценам, которые складывались на нефтяном рынке». По данным экономистов нефтяной компании BP, средняя цена нефти за последние 100 лет составила $36 за баррель в ценах 2017 года.

«Главное, чтобы наши представления не вызывали такие же эмоции, как, например, предположения о будущем, заложенные в программу КПСС, принятую XXII съездом партии в начале 1960-х годов. Что там говорилось, люди среднего возраста помнят, — о том, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме. Поэтому сделаем максимально строгий прогноз», — заявил Дмитрий Медведев.

Правительство утвердило прогноз до 2036 года, но поручило уточнить отдельные положения, в частности динамику показателей деятельности в области информации и связи и показатели, определяющие соотношение реальной зарплаты и пенсий.

  • Рост ВВП: «чуть выше 3%» в среднем за год

«Мы не видим возможности для дальнейшего ускорения. Это связано с долгосрочными демографическими тенденциями и тенденциями с точки зрения роста производительности труда. Темп будет чуть выше 3%, примерно в этом диапазоне», — пояснил Орешкин.

  • Инфляция: 4% в год на весь прогнозный период
  • Курс рубля: стабильный, «небольшое, плавное укрепление» реального эффективного курса (курс к валютам основных торговых партнеров России с учетом инфляции. — РБК)

Какие главные тренды видит Минэкономразвития?

  • Смена негативного демографического тренда на позитивный: после 2024 года экономически активное население будет расти, молодое поколение (люди в возрасте от 15 до 25 лет) увеличится с 16 млн до 20 млн человек. При этом срединная часть населения в трудоспособном возрасте (25–50 лет) будет серьезно снижаться
  • Рост производительности труда к 2024 году, далее — постепенное замедление темпов роста производительности
  • Изменение структуры экономики: «серьезное увеличение доли услуг»

При этом Минэкономразвития исходит из того, что будут реализованы национальные проекты в рамках майского указа президента, будет выполнен план по повышению доли инвестиций в ВВП до 25%. Если эти инициативы не будут успешно реализованы, экономика может не выйти на темпы роста выше 3%, предупредил Орешкин. Долгосрочный прогноз составлен в двух вариантах — базовом и консервативном (министр не привел детали пессимистического сценария).

Правы ли авторы прогноза насчет демографии?

Представленная Минэкономразвития демографическая динамика отражает существующую демографическую структуру, сказал РБК замглавы международной лаборатории демографии РАНХиГС Сергей Шульгин. «Следующая волна роста молодого населения как раз начинается в конце 2020-х годов», — говорит он. Это связано с ростом числа рождений с 2007 по 2015 год. Поколения, родившиеся в этот период, начнут вступать в трудоспособный возраст с 2025 года. «По моим оценкам, скорость роста достигает максимума в 2030 году, а потом начинается период падения», — указал эксперт.

По словам Шульгина, прогноз о том, что доля старшего поколения, то есть граждан старше трудоспособного возраста, будет расти в рассматриваемый период, не вызывает сомнений.

Согласно демографическому прогнозу Росстата, численность граждан моложе трудоспособного возраста сократится к 2036 году в сравнении с 2024 годом на 5 млн человек, до 22,4 млн человек. Численность граждан старше трудоспособного возраста увеличится к 2036 году относительно 2024-го на 3,1 млн человек, а численность трудоспособного населения уменьшится на 583 тыс. человек и к 2036 году составит 78,3 млн.

3% экономического роста — это много или мало?

Учитывая текущую экономическую динамику и нынешний потолок потенциального роста в 1,5–2%, прогноз Минэкономразвития стоит воспринимать скорее как позитивный, считает главный экономист Nordea Bank Татьяна Евдокимова. «Темпа выше 3% мы не видели с 2012 года, и пока движения в сторону потенциального темпа роста выше 2% не просматривается. В условиях санкций пока такие темпы остаются недостижимыми, и большой вопрос, удастся ли на них выйти при сохранении санкций», — рассуждает она.

Прогноз Минэкономразвития — «это оптимистичный сценарий по сравнению с инерционным прогнозом большинства экспертов, которые оценивают потенциальный рост на уровне 1,5%, если не будет предпринято никаких решительных шагов», согласна директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова.

Это реально?

Для достижения темпов роста выше 3% после 2024 года должны быть достигнуты «впечатляющие результаты» по всем направлениям нацпроектов, говорит Акиндинова. «Более устойчивых высоких темпов невозможно добиться без роста частных инвестиций. Инвесторов пугают риски ведения бизнеса, потери собственности, давление со стороны правоохранительных органов, непредсказуемость условий, тенденция на ужесточение законодательства в последние годы», — указывает она.

Уровень загрузки мощностей в экономике уже высокий, безработица уже низкая, поэтому существенных ресурсов для экстенсивного роста нет, считает Татьяна Евдокимова. Ставки по кредитам уже на весьма низких уровнях по российским меркам, рейтинг легкости ведения бизнеса Doing Business (Всемирный банк) существенно улучшен, а экономика все равно не растет, добавляет она.

Минэкономразвития в своем прогнозе исходит из реализации инфраструктурных проектов, в значительной степени финансируемых государством. «Но для поддержания устойчивых долгосрочных темпов выше 3% одних государственных инвестиций недостаточно — нужны масштабные и регулярные частные проекты, для которых, в свою очередь, нужна более предсказуемая ситуация для бизнеса», — говорит Евдокимова.

«Прогноз Минэкономразвития строится на политическом курсе — экономический рост через бюджетную консолидацию и инфраструктурные расходы. Стимуляция внутреннего потребительского спроса обеспечила бы более высокие темпы, но в текущих реалиях предпосылок для реализации такого подхода нет», — считает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Также есть риски со стороны инфляции и налоговой политики: удержание низкой инфляции, по его словам, возможно при отсутствии серьезной девальвации рубля и резких изменений в законодательстве наподобие повышения ставки НДС.

Авторы:
Иван Ткачёв, Юлия Старостина, Ольга Агеева.

Источник