Ровно 100 лет назад — 1 января — появился на свет выдающийся режиссёр ленинградского и петербургского театра Игорь Владимиров. Он руководил Ленсоветом 40 лет, оставив после себя богатое наследие, в том числе плеяду учеников — звёзд театра и кино.

Повороты судьбы

Вспоминая об Игоре Владимирове, все отмечают, что он был щедро одарен талантом и харизмой, потрясающим чувством юмора и «нюхом» на перспективных артистов. Его спектакли остались в истории русского театра, хотя сам он не сразу понял, в чём его предназначение. Про его детство мало что известно. Родился в Екатеринославе (сейчас Днепр) первого января 1919-го года. Отец — бывший офицером белой армии попал под репрессии и погиб. Маленького мальчика усыновил и воспитал горный инженер Петр Владимиров. Его Игорь Петрович и считал своим настоящим отцом. Семья несколько раз переезжала, прежде чем осесть в городе на Неве. Мечтал ли он о театре или кино — неизвестно, но после школы поступил в кораблестроительный институт. Когда началась война, записался добровольцем в Ленинградскую Армию Народного ополчения. А после всего — доучился, стал инженером-судостроителем, и даже работал по специальности. Но вдруг круто изменил свою жизнь, поступив на актёрский факультет Ленинградского театрального института им. А. Н. Островского. Причём экзамены сдал без проблем.

«Гений, с которым интересно». Главный художник БДТ о Георгии Товстоногове

Мужчина попал в класс легендарных Ирины Мейерхольд и Василия Меркурьева. Закончил театральный он с отличием и погрузился в работу — Ленинградский областной театр оперетты, Ленинградский Гастрольный театр, Ленинградский театр им. Ленинского комсомола. В последнем и состоялось судьбоносное знакомство с Георгием Александровичем Товстоноговым. Говорят, тот сразу понял, что актёр обладает задачками отличного режиссёра и начал приобщать его к этому делу. Параллельно развивалась и кинокарьера Владимирова. Первая работа в ленте «Римский-Корсаков», не привлекла всеобщего внимания. Но после главной роли в фильме «Тайна двух океанов», в 1956 году, предложений сразу прибавилось. Однако его всё больше увлекала режиссура. Он ушел за Товстоноговым в Большой драматический театр им. М. Горького в качестве режиссёра-стажёра. Здесь поставил шесть спектаклей, работал над постановками в других театрах. А в 1960 году перешел театр имени Ленсовета, став его главным режиссёром, а потом художественным руководителем. Это стало важнейшей вехой не только в его биографии, но и в истории российского театра.

«Золотая эра» театра

В ту пору Ленсовет переживал упадок. Владимиров не только вывел его из кризиса, но и вдохнул новую жизнь. Он отстраивал его с чёткостью и последовательностью инженера, сочетая со страстью артиста и воображением художника. Его оригинальные идеи, смелые решения и эксперименты помогли театру выйти на новый уровень. В том числе и благодаря обновлённому актёрскому составу. Худрук активно искал талантливых, молодых и перспективных артистов, собирал по провинциальным сценам, переманивал. И сам весь отдавался театру — мог работать сутками, поэтому многие спектакли выходили за две-три недели. «Актёр — высшая и конечная инстанция театрального искусства, именно он соприкасается со зрителем, принимает на себя все хорошее и плохое» — говорил Владимиров интервью журналу в 1983 году.

Свою роль он видел в том, чтобы создать ситуацию, в которой у актера создается обманное в известной степени ощущение, что это все придумал он сам. «Когда актер сознает, что он может сам что-то придумать, он начинает себя уважать. Фонтанировать предложениями… Остается только повернуть его в нужном направлении». И это работало. Живые, интересные и яркие спектакли — разили публику на повал. Билетов было недостать, зрители готовы были часами простаивать в очередях в кассу лишь бы попасть в любимый театр.

«Ты мелкая, иди в театр». Как Бруно Фрейндлих уговорил дочь стать актрисой

Он взрастил почти пять поколений артистов — плеяду блестящих советских и российских звёзд. С его театром ассоциируют имена А. Б. Фрейндлих, А. В. Петренко, Е. А. Каменецкого, Г. И. Никулина, Л. Р. Луппиан, О. А. Левакова, И. С. Мазуркевич, Т. М. Яковлева, А. Я. Алексахина, Л. В. Леонова, А. А. Семёнова, Е. А. Филатова и многих других.

Ученики его боготворили, любили и относились, как к отцу. По словам народного артиста России Сергея Мигицко, Владимиров был щедро одарен от Бога, и как актёр, и как педагог, и как личность. «Он все делал талантливо: играл на сцене, проживал жизнь, учил студентов, водил автомобиль, ухаживал за женщинами, выпивал. Он учил и нас фанатично, самозабвенно отдаваться профессии и жизни… Потрясающе живо на нас реагировал, если хохотал, то до слез, если радовался, то, как ребенок… Был прирожденным комедиантом — такого чувства юмора, как у Владимирова, я не видел ни у одного режиссёра».

Один за всех. Семь лучших фильмов Михаила Боярского

Михаил Боярский не раз признавался, что у него был один режиссёр — Владимиров. «Это был наш Господь Бог. Я учился у Макарьева, меня не взяли ни в один театр. Владимиров взял меня только потому, что я спел „Ничего на свете лучше нету…“ Я — Буратино, он меня „вырубил“, — рассказывал актёр. — Порой бывал несдержан в выражениях, мог сильно обидеть, но так, что это шло на пользу и подстегивало тебя, давало шанс».

По словам актрисы Елены Руфановой, благодаря мэтру в театре было легко. «Игорь Петрович все делал с большой любовью. В театре все были его „детьми“, все „одной группы крови“. Молодому человеку, будущему артисту, важно знать, что его любят — это дает свободу, право на ошибку».

Наряду с напряженной работой в театре он снимался в кино, пробовал себя в качестве режиссёра и сценариста.

Любовь и подмостки

Личная жизнь Владимирова бурлила так же, как и театральная. Он был страстным мужчиной и умел находить ключи к женском сердцу. В Ленсовете он повстречал свою первую гражданскую жену — Зинаиду Шарко. Говорят, влюбившись, Владимиров воскликнул с восхищением: «Вам не понять, в ней черт сидит!» Они не узаконили отношения, но дали жизнь сыну — Ивану. Однако режиссёр был слишком темпераментный. Он ревновал молодую жену, но потому что сам был неверен. Расстались шумно, со скандалами. Как вспоминал спустя много лет его сын, однажды Зина нашла записную книжку отца с донжуанским списком: «Она промолчала, но когда отец в очередной раз устроил дикий скандал из-за ее прошлых увлечений, сказала: «Из твоих девиц можно создать третьесортный бордель, а из моих мужиков — лучший театр Европы!».

Самая любимая Мымра. Тайна Алисы Фрейндлих

На подмостках он познакомился и со второй супругой — Алисой Фрейндлих. Молодая артистка играла в «Случайных встречах» в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской. Он был покорен ею и переманил в свой театр.

— Игорь Владимиров взял меня всем, — вспоминала Алиса Бруновна. — Был старше на 16 лет, мудрее, легок в общении, а чувство юмора просто ошеломило меня.

Она стала его примой и музой. Из их любви родились блестящие спектакли и дочь Варвара. И хотя на репетиции они понимали друг друга без слов, в личной жизни этой слаженности не было. Талантливый, умный, харизматичный худрук привлекал множество женщин. Кроме того, ему было тяжело мириться с успехом супруги. Ей уделяли в прессе больше внимания, писали восторженные рецензии, о нем — ни слова. Да и обуздать свою романтичную натуру он не смог. В какой-то момент, оба поняли, что уже не могут быть вместе, как супруги.

Последней его любовью стала актриса Инесса Перелыгина. Они встретились на прослушивании, долго присматривались друг к другу. Разница в возрасте была 44 года, но они поженились и не расставались до самого конца. В последние годы жизни Игорь Владимиров тяжело болел, лежал в больницах, перенес несколько операций. Он ушел в 80 лет, в марте 1999 года. Как и хотел, его похоронили на Большеохтинском кладбище рядом с матерью, а не на престижном Волковском, известном как «Литераторские мостки».

Владимиров — выходил на подмостки в десятках спектаклей и поставил около 80 своих, снял около 10 кинолент и сыграл в 33 фильмах. Он стал «крёстным отцом» многих выдающихся актёров и навсегда вписал своё имя в летописи отечественного театра.

Источник